Лицензия на Чудо

У всего в этом мире свое время. И когда приходит время поворотных событий, пугающих или успокаивающих,  переворачивающих понимание  мира и себя, заставляющих заглянуть в бездну, а может, наоборот, вдруг, понять как ярко озаряет вас солнце, именно тогда мы меньше всего думаем, что это была некая новая точка отсчета, за которой стоит невероятно сложная по конфигурации система предшествующих связей, крепких звеньев. Мы можем решить, что нас привела к таким моментам наша кропотливая  работа, случай, но никогда не задумываемся о каком-то вселенском промысле, о Боге, а может о том, что грандиозные перемены, шагнувшие в вашу жизнь, были предопределены судьбой еще задолго до вашего  рождения. Зачем, казалось бы, усложнять, но иногда нет рационального объяснения, и тогда появляется то, что называется Чудом с древних времен.

 Холодный, мокрый и очень колючий декабрьский ветер, который возможен лишь в этом городе, множества  огней и тысяч людей, живущих по своим правилам в удобных нишах, или, наоборот, у таких же продуваемых обрывов, как мой  декабрьский день, окруженный со всех сторон темными каскадами  событий, звездного неба, угрюмых волн фантастического Черного моря.

Люди  создания разные, одним легче жить, цепляясь за иллюзии, другим - просто жить в иллюзии, а третьи - принимают реальность таковой какая она есть.  По всей видимости, я отношусь к последним, с одной небольшой, но значимой поправкой -  не сдаюсь до  последнего, даже если ситуация и события загоняют в глухой угол безысходности. Эта не самая хорошая характеристика, не стоит думать, что в этом есть нечто  храброе и достойное, нет. Так делают все, кто понимает, что мир не пошевелит и пальцем, если вы не сделаете шаг вперед, не придет на помощь близкий человек, попросту потому что их нет больше, и не помогут друзья, потому что в маленьком приморском городе не было ни одного из друзей, или близких, кто был бы рад моим прошлым, далеким  победам, или не отвернулся от меня, потому что, уходя, мой успешный на то время муж, посекретничал с моей близкой подругой о моей "странной реальности", а та, как верная и много лет влюбленная в него птица, бросив меня, поспешила за ним, к его новой "любви и жизни, наконец-то "наполненной смыслом", без бытовухи, с готовым местом на залитой солнцем полянке", а не посреди бушующего океана и высоких амбициозных скал.

  И я его не виню, наоборот, понимаю, ведь меня предупреждал очень давно мой отец: "Однажды, когда весь мир отвернется от тебя, даже не сомневайся: это не потому, что ты плоха или не достойна мира. Ты всего лишь уникальное явление для него, а твой мир другой, отличный. Всегда очень неприятно стряхивать старую кожу, но необходимо выдержать, что бы возродиться".  И я держалась. Понимала - он обычный человек, ему со мной невероятно сложно и трудно. Ведь  иногда приходилось  отодвигать личную успешную маску и становиться обычной моей тенью. Мужчины не терпят конкуренции. Я не терплю мужчин, которые  пытаются конкурировать с женщинами - глупо как минимум, не подлежит определению, как максимум - две разные цивилизации не должны выяснять кто лучше, умнее и прочее, ведь все очевидно - будь это не так, люди бы мало пересекались друг с другом.. Но в  моей семье так  случилось. Он отчетливо понимал, что я ускользаю, ухожу в другое измерение и круг людей, из которого когда-то вышла ради него и пыталась честно жить по правилам обычной реальности. Он мужественно  держался десять лет, не помогая мне в работе, но и не мешая. Но не смог уйти красиво...

Я сидела в сумраке наступившего темного вечера на остановке Большой Морской и никуда не торопилась. Было очень холодно, купила чай в картонном стакане и думала - думала. Сначала надо было осознать и принять неизбежное: дела мои сейчас не очень, еще часа полтора на этой скамейке и я поеду домой, где меня ждет восьмилетний сын и бабушка. Когда наступают такие вот моменты безвыходности, мой  шеф, всегда поступал согласно удобству человеческой натуры - обрывал мои связи с теми, кто мог бы примчатся, прилететь, помочь, словно окружал вакуумом и начинал торговаться. Все сводилось к денежному вопросу. Ведь в этот момент я была в "недоступе" стараниями ученого чиновника, без опоры, защиты и главное - средств к существованию - именно тогда, он всегда пытался выкупить все мои архивы по копеечным ценам, мог морить в пустоте долго, не давая возможности выйти из нее, надеясь с продуманной тактикой бывшего военного, что я не выдержу "голодной изоляции" с ребенком на руках и сдам позиции. Он не продумал лишь одного, у него я училась его же тактике. Да и, в конце - концов, первая профессия в таких случаях работала мне на руку. Мама говорила: "Художник, это не профессия!", а отец: "Художник в тебе спасет тебя же!" Художник спасал в ту мутную и безнадежную осень и первый месяц зимы. Я работала, шеф торговался и пытался брать измором. Противостояние. Одно из многих, но это больное, ведь детство моего ребенка не должно иметь темных отметин. Но обстоятельства играли против.  Муж  не помогал. Сам сочинил сказку про жену не от мира сего, подруга и ее муж, крестный сына,  поддержали, а ребенок попал в поговорку "яблоко от яблони"... Так распускались невероятные слухи, которые с удовольствием подхватывали бывшие "друзья". А я работала и не обращала внимания, шла за своей собственной звездой и судьбой, ведя за руки сына и старенькую бабушку, по неизвестной дороге. Если бы меня спросили тогда, что я вообще делаю, я бы наверное ответила: "Иду из точки в бесконечность" Никто из  канувших в прошлое,  предположить не мог, что от меня  ранее и в будущем, зависели жизни и разум людей, иногда выживание целых таежных поселений, да и читательская аудитория не давала отвлекаться на докучие сплетни и домыслы. Сущая правда: "В своем отечестве пророков нет".

 Но в тот день, 24 декабря, должно было случится нечто неординарное. Накануне позвонил муж и в третий раз за четыре месяца поговорил с сыном по телефону. Малыш радовался и  хлопал в ладоши.

- Мама, я сказал папе, что мы не смогли с тобой купить елку, что она тяжелая! Мы с папой поедим и купим елку, а потом поедим за подарками!

- Да ты что? - я его подхватила на руки, - а как мы ее с тобой ставить-то будем?

- Папа пообещал приехать и установить потом, вместе со мной!

И мы  с сыном несколько вечеров перебирали старые, красивые елочные игрушки, в предвкушении его большого праздника. Он так радовался и ждал отца и двадцать четвертое декабря, что я прощала мужу все-все обиды, заражаясь от сына верой в какую-то грандиозность маленького события...

Поэтому домой я не спешила, сидела на скамейке на  остановке и ждала, когда позвонит бабушка, что можно вернуться домой. Муж не желал моего присутствия при общении с ребенком.

И бабушка позвонила.

- Что-то рано, ба, еще и шести нет! - удивилась я, - они все закончили?

- Езжай домой, внуча... он не приехал.

Мир  рухнул. Я встала со скамьи, подняла глаза в небо, чистое, огромное небо декабря. Рождество, католическое, но Рождество смотрело на меня с небес, словно вычеркнув моего ребенка из списка счастливых детей. Мозг долбанил - девятый год, может начаться скрытая депрессия, а дальше... дальше не ясно. И тот самый, непохожий  на других, человек внутри меня, собрался с волей и снова заглянул в небо, в глубину вселенной. "Может, ты наказываешь меня? Не верю. Быть не может. Моя реальность совсем другая. Новогодняя елка, счастливый ребенок..." Телефонный звонок.

- Да, - в трубке неизвестный женский голос называет мое  имя, - Да это я. Банк? Какие три перевода? Конечно. Я на Большой Морской напротив вас. Успею до шести! Сейчас буду. В долларах, конечно.

Девушка в окошке кассы бывшего банка на Большой Морской недоуменно смотрела на меня:

- Мы вам столько времени дозвониться не можем! Уже назад отправлять собрались. А извещение?

- Но я на связи... - непонимание,  - и по почте ничего не приходило.

- Вот такая она связь, - сетовала девушка, - я так и думала - не доверяю почте. Заполняйте бланки!

Три перевода. Один от издательства  популярного журнала, второй с работы, от которой меня изолировал шеф.  Третий от пропавшего ноябрьского заказчика по дизайну. Вселенная сотворила Чудо. Я невольно обернулась на огромные полуовальные окна, за ними простиралась мгла и невероятное количество вариантов удивительных событий и чудес. Физически ощутимый запах праздника, морозным елочным ветром принесенный из миров непостижимых, но родных...

- Девушка!- обернулась на кассира - оператора, та привстала и заглядывала в длинный конец коридора банка, где у окошек толпились люди, - Мне тоже не нравится.

-Что?

- Да не по-доброму они смотрят, там, в конце выхода осторожнее, вас охранник проводит. С такой пачкой- то, - она задумалась, а потом быстро перепрыгнув на ты, прошептала: - Давай мне сумку сюда, быстро, сейчас такси вызову, а охранник проведет! Поняла?

- Да...

- Что ты такая бледная и замороженная? - поинтересовалась  девушка, осторожно проталкивая мне мою сумку обратно, - Снегурочку напоминаешь. Может Дед Мороз встретишь?

- У него другая Снегурочка.

- Вот подлец, погоди, вызову такси...

Да-да, и банки первые были добрее, и работавшие люди в них тоже. Им хотелось доверять, а главное на них можно было положиться. Как-то человечнее что ли. Охранник взял у меня сумку и проводил прямо к такси. И действительно, несколько странного вида мужчин вышли за нами из банка и недобро смотрели на охранника.

- Они, между прочим, за тобой в банк зашли, - сообщил охранник.

- Я не заметила, я на остановке, вон, через дорогу была.

- Что и требовалось доказать, - понимающе кивнул охранник и буквально впихнул меня  в машину,  нарочито громко сказав водителю:

- Командир, я твой номер запомнил, довези без приключений и быстро!

- Да понял я! - усмехнулся таксист, обернулся ко мне, кивнул на стоящих  уже за спиной охранника странных "преследователей", - мы на колесах, мы быстрее...

Каким красивым был город, арки огней, гирлянды, первые непривычные украшения на деревьях и фасадах зданий. Мы проезжали ЦУМ, который переливался всеми цветами новогодних радуг.

-Тут такой отдел детский открылся! - сообщил водитель, - Чего там только нет! Дочку вчера водил. Как на экскурсию в сказочный лес, представляете? Раньше таких чудес не делали. Все для детей, главное - плати...

Огни проплывали мимо, и мне слышался запах наступившего праздника и большого нового начала чего-то. Главное, что бы в это светлое нечто первым  попал мой сын, без слез, без депрессии, без воспоминаний о предательстве.

 Влетела домой.

- Что ж ты так долго? - запричитала бабушка, - холодная как ледышка!

Впихнула ей в руки сумку с деньгами, нырнула в ее комнату и не увидела сына.

- А где ребенок? - растерялась.

-В твоей комнате сидит, свет выключает, уже сердце оборвалось...

Зашла в комнату, включила свет, сын сидел на полу и разбирал какую-то игрушку из лего, не глядя на нее.

- Выключи свет, хочу быть сам.

- Хорошо, выключу, - села напротив, - если ты хочешь сам,  то я тоже поеду сама.

- Куда? - без интереса.

- Дед Мороз просил заехать подарки выбрать, да и елку.

- Ты елку не поднимешь и не установишь, -  автоматически ответил сын, - а Деда Мороза не существует. Это все неправда.

- А мы поедим проверим твою и мою версию.

- Я никуда не поеду. Хочу быть сам.

- Почему?

- Я наказан,  потому что  плохой.

- Ясно, - хорошая отрезвляющая злость на мужа за такое самобичевание сына накатила спасительным комом.  Решила шантажировать,  надо было убегать от крадущейся депрессии.

- Тогда буду смотреть мультики про драконов, про миссис Скалозуб.

Сын поднял на меня заплаканные глаза. Он не любил, очень не любил когда я смотрела этот мультсериал,  всегда проверял, что я сижу работаю и не смотрю в телевизор. А если уж показывали страшную дракониху миссис Скалозуб, подходил ко мне и ладошками закрывал мне глаза. "Мама, слушай мой голос, драконов не существует, это придуманные драконы!" Он боялся за меня. Поэтому сейчас это был очень веский аргумент.

- Хорошо, - согласился сын, -  поеду с тобой. Ты хочешь просто покататься,  знаю.

- А вот и нет, просто у меня есть лицензия на одно Чудо! - и  вышла из комнаты на кухню. Села рядом с бабушкой.

- Я все под матрас спрятала, - рассмешила меня бабушка. Видимо, это был перебор напряжения, и сил сдержать смех не было. Смеялась очень громко и от души, - вот чего ты смеешься? - всплеснула худенькими руками бабушка, - вот никакой практичной жилки в тебе нету! А я все места передумала!- бедная моя бабуля, как она устала за последние месяцы...

Показался сын. Он недоверчиво посмотрел на нас с бабушкой.

- Почему ты смеешься?

-Бабушка придумывает во что тебя одеть потеплее.

- А куда ты собралась-то? - встревожилась бабушка.

- Через час вернемся, надо ребенка встряхнуть.

Бабуля поднялась и пошла к шкафу за вещами малыша, по дороге качая головой: "Не ожидала я от него, не ожидала. Отец же..."

Позвонила в такси и попросила машину белого цвета, очень нужно белого - сюрприз ребенку устроить. Оператор весело пообещала отыскать белую машину, сказав, что накануне нового года все заказы чудные.

Мы ехали в белой машине, сын внимательно следил за  мелькавшими праздничными огнями, но молчал.

  Остановились у ЦУМа, водитель пообещал ждать,  а мы пошли  в сказку.  Ребенок до последнего не верил и послушно шел, ведомый за руку. Я остановилась перед входом в новый детский отдел, где стояла целая рощица  елок, некоторые мигали лампочками на кончиках  длинных иголочек, другие словно были припорошены снегом.  Игрушки: несметное количество сверкающих игрушек, блестящих коробок, дождик, гирлянды, движущиеся машинки, воздушные шары. Сын затаил дыхание.

- Дед Мороз сказал, что ты можешь выбирать что хочешь.

- Все  что хочу? - потрясенно прошептал сын.

- Конечно, ты хороший мальчик и он разрешил тебе выбрать, что захочется.

Словно во сне, малыш  перевел восхищенный взгляд  на высокие елки и осторожно, возможно, еще не веря в происходящее - пошел к ним. Ко мне подошел мужчина, как потом оказалось хозяин этого  богатства.

- Без пяти семь, девушка, мне очень жаль, но мы закрываемся, - он развел руки.

- А мы приехали помочь вам выполнить план, - ответила  ему, - он на одной елке не остановится.

-Ну... - мужчина замялся.

- Помогите ему, пожалуйста,  мне надо успеть деньги поменять.

- Вон, пункт обмена, - согласился мужчина.

- Знаю, спасибо!

  Меня угостили чаем в этом сверкающем мире воплощенных детских фантазий. Горячим с мятой. Наверное, в этот момент я полюбила чай с мятой раз и навсегда. Он ассоциировался с покоем, с праздником, со счастливым ребенком и улыбающимися взрослыми. Отдел закрыли, пересчитывали выручку, смеялись, от того были как-то без официального налета и продавщицы и директор с помощником. Нас оставили внутри, было ощущение, что нас с  малышом  замело в новогодней реальности иного мира блестящим елочным дожем...

 Как ребенок светился от счастья! Раскраснелся, снял куртку,  гладил пушистые  ветки искусственных елок. Выбрал, как и хотел, высокую, с фонариками - колючками. Железная дорога, машина, невероятно красивый новогодний плафон бабушке, говорящая собака, взлетающий вертолет, уселся ремонтировать вместе с хозяином заевший мототрек, а потом забрал и его. После, выпив чаю с девушками – продавщицами, нырнул в коробки елочных украшений, новых, сверкающих. Крылатые феи, огромные  блестящие шары. По ходу я переодела его, надев на него новую куртку, повернула к себе и сказала:

- Смотри на меня. Я выкину одежду в которой ты приехал сюда, к Деду Морозу.

- Зачем?

- В ней останется все плохое, что случилось с нами. Мы теперь будем только смеяться и радоваться. Мы больше никого не будем ждать. У нас новая жизнь. Мы с тобой другие, потому что я очень люблю тебя.

- Хорошо, - просиял  ребенок и унесся от меня к игрушкам.

- Фуух, - рядом села продавщица, - ну и денек сегодня, - она потянула мне еще одну кружку дымящегося чая с мятой, - он же вас разоряет! Но умный такой.

- Спасибо. Он не разоряет, он созидает новый мир для себя, для этого нужно  уметь думать. Пусть. Это ему необходимо.

- Чем-то напоминает мое  детство, - улыбнулась девушка, - вот  празднично так!

 - Мама, мама! Смотри какой Ангел! - ребенок показывал на большого Ангела в красном платье с белыми крыльями, стоящим на входе в магазин, словно осенявшим всех нас, - давай его купим тебе!

- Он не продается, он же Ангел, он охраняет это место!

Мне его подарили...

 Сын уснул по дороге домой, счастливо засопел у меня на руках, обхватив Ангела. Водитель помог донести и ребенка и вещи. Дома всех встретила бабушка...

- Давайте-ка его сюда, молодой человек! - спохватилась бабушка.

- Тяжелый же!

- Так свой поди! А своя  ноша, когда тянула?

- Никогда,  - согласился водитель и отдал сына бабушке, она ловко перехватила сонного ребенка.

- Вот и верно, сынок! Если свое дите тяжело кажется, знать сердце нелегкое, задубевшее в груди у человека бьется...

   Часов до трех ночи наряжала елку, собрала под ней все коробки с подарками, украшала дом.

- Сказка у нас какая, - охала бабушка, - завтра восторгу будет! Хоть поспи ляг, внуча, нельзя ж так.

- Еще поработаю немного, ба...

Конечно, я использовала и психологические приемы, и воображение писателя не подвело меня, и помог тот самый внутренний художник. Но больше всех Бог и Вселенная, смотревшие на нас  через окно и глаза нашего Ангела, украсившего макушку елки. Даже  наш попугай Полли - уснул под его крылом...

Мир не терпит пустоты и тьмы. Когда мы приближаемся к ним, надо суметь вырулить  в новое лучшее пространство своего бытия. Кто-то скажет - просто повезло, просто совпадение. Нет. Труд. Долгий - долгий труд и упрямая вера, что иначе быть не может. А главное Чудо. Для каждого человека на Земле у Вселенной припасено нечто необыкновенное. Мы жители той реальности, которую создаем сами. И это не значит, что  живущий рядом  человек  живет с вами в своей реальности -  это лишь его и ваш выбор. Поэтому порой, пройдя много лет рядом, мы оказываемся людьми из разных миров. Кто-то завидует чужому миру? А что мешает создать свою такую же реальность? Лень, тяжелое, черствое сердце? Или вы просто об этом никогда не думали, потому что все еще спите по инерции?  Тогда надо понять, что вселенная ждет вашего пробуждения, у нее для вас важное дело и великая судьба...

P.S.   Прошло десять лет. Ни комплексов, ни перенесенных детских депрессий. Свободное сознание, спешащее в юность навстречу всему новому, созидать свою вселенную. Отец звонит ему постоянно. Для него сын самое святое и дорогое, что может быть в жизни у мужчины. И вероятно, он единственный человек на Земле, вызывающий у своего ребенка снисходительные улыбку и смех. Папу он любит, но какой-то папа устаревший, конечно преданный, конечно понимающий, конечно папа друг, но  почему - то так  и не вписывающийся в его реальность...А Ангел в Красном платье по - прежнему раскинув крылья, стоит в моей комнате, охраняя и оберегая наш покой и веру в Чудо.