САНСАРА 

Это небо, такое громадное, такое синее, все в ярких всполохах рассветных облаков. Какое же чудесное небо у Земли. Разве можно объять его невероятную чистоту и распахнувшийся простор? Глаза скользят по чистому горизонту - зеленые волны виноградников у берега спокойного моря. Запах винограда, запах пряного ветра кружится по долине.

Спокойные и кажущие безмятежными в своей летней неге порывы теплого медового воздуха, разбавленного бризом. Ощущение распущенных волос самой природы, в которых запутался неискушенный путник, вдыхая пьяный водоворот кружащихся капель меда, перламутровых рос виноградного сока, свежесть брызг сонного моря. Невероятное лакомство. Ее волосы... В них надо бы забыться и таять, засыпать, чтобы пропитаться этим светом, соком, насыщенностью красок. Памятью заснувших в этих землях цивилизаций, времен, где матери передавали своим дочерям секреты самой природы, секреты обольщения и созидания пряных ветров, жарких костров, закипающих в крови путника, встретившего далекую, пахнущую сладкими травами безмятежную девушку - гречанку. И пусть она улыбается, словно утреннее солнечное видение, но встретившемуся мужчине никогда не забыть видение юной жительницы белого Херсонеса. Все это было. Было так давно, что море уже не говорит певучими голосами ушедших эпох, а лишь шепчет тихие тайны. Может кто-то зачерпнет темной воды, всмотрится в убегающую сквозь пальцы воду и вспомнит тайны минувшего времени.

- Я вижу тебя, - улыбнулась Диана и сорвала гроздь винограда, сладкий сок из придавленной ягоды потек по тыльной стороне ладони. Диана слизнула сок и осторожно, губами оторвала ягоду вино- града, - ммм... какая земля, запах, какое солнце, блаженство.

- Не задерживайся! - раздался в наушниках голос Лидии.

- Не беспокойся, - Диана спустилась к морю, храбро шагнув в него. Море послушным щенком, обвило ее ноги,

- Как к вам вода ластится! - раздался мужской голос.

Диана встревожено обернулась. Мужчина в гидрокостюме отстегивал акваланги, снимал маску...

- Она всегда меня любила. Я о воде, - уточнила Диана, улыбаясь одними глазами. Зато какими. Невольно аквалангист замер, залюбовавшись их прозрачным зеленым светом. И волосы, как гречиховый мед, вьются водопадом по спине.

 - Вы мне напоминаете кого-то. Мы не знакомы?

 - Нет, - Диана всмотрелась в лицо мужчины, - мы точно не знакомы.

- Вы не актриса? - вкрадчиво спросил мужчина.

- С чего вы взяли? - Диана рассмеялась, и, откинув волосы, присела на берег рядом с мужчиной, который уже полностью освободился от костюма и теперь сел отдышаться.

- Вы очень красивы. Пожалуй, я не видел никого красивее. Извините за прямоту.

- Ничего, - кивнула она и отщипнула еще ягоду винограда. Капли сока россыпью маленьких сапфиров остались на розовых губах Дианы. Глаза мужчины потемнели, он шумно вздохнул.

- Меня зовут Родион, - представился он.
 - А меня Диана, - кивнула она с легкой улыбкой.

- Красивое имя, - Родион убрал черную прядь со лба, - Вам не

жарко в этом комбинезоне? Он такой плотный на вид, хоть и идет вам бесконечно.

- Ничуть, - Диана опять улыбнулась, на ее губах все еще блестел сок винограда, - это рабочая форма.

Родион посмотрел на незнакомую ему эмблему лебедя на плече Дианы.

- Вы наверно из охраны природы? - предположил он.

- Вы догадливы, - Диана положила кисть винограда на цветную мокрую гальку и стала расстегивать комбинезон.

- Пойдете поплавать? - заулыбался Родион.

- Нет, только окунусь, я не умею плавать, - Диана виновато пожала плечами.

- Да что вы!? - изумился Родион, - хотите я вас научу в два счета?

- А вам не трудно? - она опять улыбнулась.

- Ни капельки!

- Очень хорошо! - Диана увлеченно оторвала еще пару виноградин и положила в рот, медовые ягоды словно взорвались на языке, сок потек по уголкам губ, неловко улыбнувшись, Диана вытерла губы и стала снимать комбинезон, под которым не было и намека на купальник.

Родион набрал в грудь воздуха. Ослепительная скульптурная красота ее тела поражала воображение и заставляла кипеть кровь. В его висках, казалось, пульсировала вся Вселенная. Тем временем Диана храбро шагнула в воду, и, зайдя по грудь, обернулась к Родиону.

- Ну что же вы?! - крикнула она.

- Мне придется коснуться вас, чтобы научить держаться на воде.

- А разве вы этого не хотите, - рассмеялась Диана, всплеснув руками в разные стороны. Вихрем взвилась вода, жемчугом рассыпаясь вокруг нее.

- Идите ко мне, не бойтесь!

Словно зачарованный Родион шагнул в воду. Он подошел к Диане и почти застонал, когда ее руки обвили его шею.

- Какой ты иногда нерешительный Орион, - прошептала Диана, целуя его в шею.

  - Я Родион, - автоматически, задыхаясь от ощущения пожара в теле, поправил он, сначала осторожно, а потом крепко сжав Диану в объятиях.

  - Я путаю эти два имени, разве тебе не нравится, когда я зову тебя Орионом?

  - Мне все равно, - прошептал Родион, его губы запутались в волосах Дианы.

Древнее солнце наблюдала за праздником любви в пене потемневшего моря, запечатывавшего еще одну тайну. Безумие огня в крови, шипение холодной воды, ласкающей пылающие сплетенные тела, брызги виноградного сока на губах и телах. Природа окутала южными ветрами, стихии буйствовали, подстегивая мужчину и женщину в извечном стремлении друг к другу. Когда звезды рассыпались по небосклону, гигантский камень у прибрежной скалы вздрогнул, и, пробудившись от вечного сна, черный скорпион нырнул в воду.

Родион вскрикнул, а Диана лишь вздохнула.

- Одно и тоже, из века в век, любимый, - прошептала она.

- Диана? - он еще держал ее в руках, изумленно разглядывая ее лицо, вспомнив ее.
 - Ты нашла меня?

- Да, Орион, - кивнула Диана, - скоро ты уснешь и твой отец, Посейдон, опять спрячет тебя от меня. Но я обязательно отыщу тебя, сколько бы мне не пришлось опять ждать нужного часа.

  

- Почему твой брат не оставит нас в покое? - немеющими губами прошептал Орион.

 - Аполлон слишком оберегает меня. Наверное, это его наказание мне. И я пока не знаю, как мне с ним справится... Но Орион уже не слышал - яд сделал свое дело, а гигантский скорпион опять выбрался на древний берег и застыл немой глыбой.

Диана удобно уложила Ориона на берегу. По ее лицу текли слезы. Раздался писк, она потянулась к своим вещам и взяла передатчик, отстегнув от него наушники.

- Да, Лидия?

- Это был он?

- Да.

- И что?

- Как и тысячи предыдущих раз, он спит, скорпион ужалил его. Сансара.

- Тогда собирайся быстрее, скоро за ним придет Посейдон, нам еще не хватало цунами.

- Иду, - Диана стерла слезы. 
- Я буду рядом с древним святилищем в Херсонесе, прошептала она, - ты сможешь там посадить бот?

- Смогу.

- Но не выходи из святилища - оно закрывает тебя от глаз смертных и бессмертных.

- Не выйду, это же мое святилище - храм Артемиды.

- Я лечу... - отключилась Лидия.

Диана поцеловала уснувшего беспробудным сном Ориона и поспешила прочь.
 Южный ветер разносил весть об уснувшем Орионе, море бурлило и чувственно вздыхало, ощущая приближение своего повелителя. Посейдон спешил к сыну.

- Не выдавай меня, - прошептала Диана в глубокую ночь летнему морю, - я люблю его, и я все равно буду искать его и выход из западни сансары. Только не выдавай!

И море послушало шепот той, которую древние и ушедшие эпохи считали своей богиней. Херсонес спал сном старика, море тихо качало его босые ноги - валуны. А под полуразрушенной аркой святилища Артемиды можно было разглядеть прозрачную женскую тень, облокотившуюся о колонну. Ее лицо, поднятое к небесам, казалось, смотрело на самую яркую падающую звезду, в ожидании. В тот момент, когда "Звезда" сядет в руинах Херсонеса, сменится еще одна эпоха, словно перевернутая страница.

И только ветер, да зеленые виноградные долины наблюдали за тем, как морская стихия бережно спрятала очередную тайну, которую может быть, однажды прочтут люди. Надо лишь зачерпнуть пригоршню темной воды и вслушаться в шепот пряного ветра....